Новости

Старый замок или «Диснейленд» за 28 миллионов: что не так с реставрацией памятника архитектуры в Гродно?

Узнаваемый облик дворца одной голливудской кинокомпании появился благодаря немецкому замку Нойшванштайну. Резиденция баварского короля была возведена на руинах двух древних крепостей, как сказочный замок. Романтическое представление об архитектуре Средневековья подарило один самых посещаемых туристических объектов на юге Германии.

Принципиальное отличие Старого замка в Гродно заключается в том, что никто не говорит о стройке нового сказочного дворца. Республиканские власти упорно твердят о том, что идет не что иное, как настоящая реставрация. Дискуссии и скандалы между историками и архитектором Владимиром Бачковым сопровождали все этапы работ по первой очереди реконструкции.

Дискуссии между историками и архитектором Владимиром Бачковым не прекращались на всех этапах работ по первой очереди реконструкции Старого замка.

В Гродно состоялась очередная конференция, посвященная непростой судьбе памятника архитектуры и истории, аналогов которому в Беларуси попросту нет и уже не будет. Как избежать непростительных ошибок, воссоздавая облик королевской резиденции XVI века, пытался разобраться корреспондент Sputnik Станислав Андросик.

Пушкин здесь ни при чем

—Первая очередь реставрации со всеми работами в полном объеме будет стоить 28 миллионов рублей. Сюда входят исследовательские и реставрационные работы, которые еще не завершились. В разработке еще реставрация четырех помещений, — рассказала начальник управления культуры Гродненского облисполкома Елена Климович.

Сейчас идет разработка проекта на вторую очередь реставрации, которая подразумевает работу над дворцом Стефана Батория. По словам местной чиновницы, сейчас идет исследовательская работа, которая ляжет в основу проектной документации.

Елена Климович заверила, что работы идут по графику и объекты первой очереди реставрации будут готовы к посещению уже летом за исключением четырех помещений. Известный белорусский художник Алесь Пушкин ранее на своей странице в Facebook написал, что будет заниматься росписями стен в Старом замке и якобы даже консультировался на этот счет с историками. Начальник управления культуры в свою очередь опровергла эту информацию со словами, что впервые это слышит. По ее словам, работа над внутренним убранством помещений подразумевает самые различные направления, это и работа с деревом, камнем, металлом, и живопись, в том числе.

Ранее появилась информация, что заниматься росписями стен в Старом замке будет белорусский художник Алесь Пушкин, однако позже ее опровергли.

Город королевских резиденций
Директор гродненского музея Юрий Китурко обратил внимание, что Гродно часто называют королевским городом, но он в первую очередь великокняжеский, а история эта тянется еще со времен Речи Посполитой, просто Великий князь Литовский был одновременно и королем Польским.

—В нашем городе сложилась уникальная ситуация для Беларуси — это две королевские резиденции. Это Старый замок и королевский дворец, в котором находится музей — Новый замок, — напомнил историк.

По его словам, в ходе работ на первой очереди реставрации выявилась такая проблема: несмотря на то, что Старый замок исследуют уже целое столетие, он оказался недостаточно изучен.

—Возникают ошибки в интерпретациях выводов исследований. Это, в свою очередь, приводит к спорным проектным решениям, — констатировал Юрий Китурко.

Интересно, что директор музея в своей речи говорил о крайней важности проведения физических и химических анализов тех находок, которые делают археологи во время раскопок, предваряющих реставрацию.

Такие анализы, попросту говоря, дают исследователям информацию не только о том, когда был сделан тот или иной предмет, что крайне важно для датировки. Как оказалось, «основные распорядители средств», выделяемых на работы, еще не осознали, что это важно и нужно.

—Временами мы сталкиваемся с человеческим фактором, когда дается точное задание, а исполнители считают себя свободными художниками. Необходимо всегда придерживаться технического задания. Поэтому иногда получается, как говорил российский премьер Виктор Черномырдин: хотели как лучше, а получилось, как всегда, — привел пример историк.

Золотое сечение против археологии
Художником, который так видит, на конференции оказался Владимир Бачков, придумавший свой проект реставрации Старого замка, привязав его к известному архитектору Санти Гуччи, хотя никаких доказательств, что он строил дворец для Стефана Батория, нет.

В результате раскопок исследователи обнаружили во дворе перед дворцом остатки арочного фундамента лестницы XVI века, которая вела на второй этаж.

В результате раскопок под руководством Натальи Кизюкевич во дворе перед дворцом удалось обнаружить остатки арочного фундамента лестницы XVI века, которая вела на второй этаж. Фактически, это материальное доказательство того, что никакого огромного ризалита во дворце Батория не было. Не тут то было.

—Каменный массив ни о чем не говорит, — заявил с полной уверенностью Владимир Бачков.

Аргументы историков о том, что никакого огромного ризалита перед дворцом не было, что подтверждается содержанием всех инвентарей, его не убедили. Мастер хочет построить в высоту всего здания выступ из камня по центру на шесть метров шириной. Похожая история уже была с каменицей на первой очереди. Когда раскопки показали, что здания таких размеров там не было, Бачков настоял на его возведении. Руководствуется при этом он не графическими, археологическими или другими данными, а просто правилом золотого сечения.

Парадоксальность ситуации состоит еще и в том, что научным руководителем проекта является автор архитектурного проекта, в таком случае, стоит ли удивляться, что у Бачкова нет претензий к исторической достоверности своих трудов.

—Сову на глобус можно натянуть, но, может, стоит заниматься изучением памятника, — предложила архитектору Наталья Кизюкевич.

Правда, Владимир Бачков, судя по всему, не планирует отказываться от своей идеи построить массивную каменную пристройку ко дворцу вместо одномаршевой лестницы на второй этаж. Интересно, что у него она даже больше, чем у историка первой половины XX века Ярослава Войцеховского, который первым придумал план восстановления дворца Батория, но в планы вмешалась война.

—Я не знаю, почему он так упорствует, несмотря на историческую справку, которую мы написали. Все желающие могли с ней ознакомиться. Мы сделали раскладку по всем инвентарям (1650–1729 годы), как осуществлялся вход на второй этаж, — отметила археолог.

По ее словам, найденный массив подтверждает данные инвентарей, но Владимир Бачков считает, что все было иначе, потому что историки не умеют читать инвентари и делают это неправильно.

—Есть безумное количество аналогичных лестниц в других странах Европы, которые полностью повторяют ситуацию на нашем замке, что зафиксировано на планах до его перестройки. Почему мы встречаем такое упрямство, не совсем понятно. Человек изучает замок 30 лет, но верит не своим глазам, а золотому сечению, — констатировала Наталья Кизюкевич.

Вместо тысячи слов
Владимир Бачков всю дискуссию на конференции назвал не иначе, как затеей и большой игрой, а подойдя к плану дворца Батория сказал, что тот сильно искажен в пропорциях и выразил удивление, как с ним можно работать.

В ходе работ на первой очереди реставрации замка выявилась проблема: несмотря на то, что дворец Стефана Батория исследуют уже сто лет, он оказался недостаточно изучен.

Про историческую справку архитектор и вовсе заявил научным сотрудникам музея, которые ее подготовили: «вы много чего пишете, пользы никакой». Интересно, что при этом он считает, что лестница, ведущая на второй этаж, действительно существовала, но появилась при этом во второй половине XVII века. При этом Бачков признает, что массив камней, которые археологи считают остатками арочного фундамента лестницы, относится к XVI веку.

Юрий Китурко пытался объяснить мастеру, что научные сотрудники, занимавшиеся исторической справкой, обработали огромный массив источников для того, чтобы осмыслить, как выглядел дворец Батория. Историки не один день потратили, чтобы изучить уцелевшее здание и сопоставить его план с текстом инвентаря.

Директор музея как никто заинтересован в том, чтобы архитекторы, разрабатывая проект второй очереди реконструкции Старого замка, учли все аспекты и не допустили ошибок, аналогичных тем, что мы видим на первой очереди. Найдут ли они «зерно истины» как их увещевал историк, мы узнаем в ближайшее время.

Добавить комментарий